[Предыдущий]

[Содержание]

[Следующий]

Во время кувейтских праздников окончания Рамадана (Eid-Al-Fitr) я попал в небольшой инцидент - меня арестовала Служба Безопасности Эмира. Я ходил по Кувейту и снимал его (Кувейт) на видеокамеру, чтобы потом показывать в России, на что похож этот самый Кувейт. А тут вдруг меня угораздило подъехать к одному из дворцов эмира - Dasmaan Palace - (почти в самом центре), чтобы снять одну из достопримечательностей. Там сбоку от дворца пристроен ряд эдаких простеньких двухэтажных вилл, немного более приличного вида, чем ряды двухэтажных домов, которые эмир строит для малоимущих бедуинов и других граждан Государства Кувейт. Как мне рассказывал один сириец, это - ни что иное, как дома для (то ли бывших, то ли настоящих) жен эмира. Вообще-то, этих домов там - штук 30-40, а мусульманину полагается иметь не более четырех жен. Но, возможно, эмир с ними уже развелся.

В то время я еще не знал, что это и есть самый большой и любимый из личных (а не государственных) дворцов нынешнего эмира - Джабера Аль-Ахмеда Аль-Джабера Ас-Сабаха. Занимает он довольно большую территорию, однако снаружи, даже при осмотре с Кувейтских башен, он больше всего напоминает территорию овощебазы или какие-то склады в виде совершенно серых и убогих баракообразных сооружений, хотя и среди относительно зеленых насаждений. Но позже я узнал, что внутри он выглядит как дворец Шахеризады, или еще кого-нибудь в этом роде, где почти все сделано из мрамора-золота-алмазов-бриллиантов, с фонтанами, павлинами, и проч.

Я подъехал, зарулил на стоянку напротив этих самых домов, и снял небольшую панораму прямо из окна машины, потому что вылезать и залезать обратно мне уже было сильно лень. Это заняло минуты 1.5-2. Вокруг не было вообще никого. Только я собрался выезжать со стоянки обратно на дорогу, как вдруг - по дороге, скрежеща на поворотах, несется CHEVROLET Caprice Classic, и, не сбавляя скорости, заруливает на ту же самую стоянку. Я уже привык за два года, что кувейтцы почти только так и ездят на своих Капризах, Мерседесах, Феррари, Порше и Кадиллаках. Поэтому, не обращая на него внимания, продолжал выруливать на дорогу. А он развернулся позади меня, выскочил из машины, и стал сильно размахивать руками, что-то при этом говоря. Тогда я решил вылезти, поскольку было похоже, что ему что-то от меня надо. Все такие кувейтцы обычно не знают ни слова по-английски. Так и оказалось - он начал тараторить на своем арабском, размахивая руками, показывая на дворец, на меня, на машину, и повторяя что-то вроде: "Камера! Эмир! Мушкеле! Камера! Эмир! Мушкеле!"

У меня зародились некоторые подозрения. Слова "камера" и "эмир" понятны любому, а слово "мушкеле" - это я уже успел освоить по-арабски - означает "a problem", т.е. "проблема". Я его и спрашиваю: "Где тут у тебя мушкеле-то? Никаких мушкелей не вижу." А он продолжает чего-то тараторить по-своему, мне и в свой радиотелефон. Потом начал касаться ребром ладони правой руки запястья своей левой руки, - так, как будто собрался отрезать ножом в правой руке свою же левую руку. Хотя я уже изучил, что у арабов это означает "очень важная бумага" (вроде паспорта), я сделал вид, что не понимаю, что ему надо, и продолжал спрашивать его об этом. Тогда он достал что-то вроде своих водительских прав, и стал показывать на них и на меня. Тогда я достал свои водительские права и показал ему. Он попытался прочитать в радиотелефон мое имя, написанное по-арабски, но у него ничего не получилось. Тогда он показал на мою камеру. Я дал ему посмотреть, что там снято, он посмотрел, поговорил в свой радиотелефон, и стал мне показывать на свою машину, чтобы ехать с ним. Мы объехали дворец, и подрулили к, по-нашему сказать, посту КПП перед дворцом. Оттуда вышел другой кувейтец, уже в форме - полувоенной, полу-полицейской - который знал по-английски слов от 50 до 100. Он объяснил, что вверенный ему объект снимать не разрешается. Я спросил, почему же про это нигде не написано, и почему "объект" нельзя снимать даже снаружи, хотя в других странах это можно? Он сказал, что в Кувейте свои порядки, а не написано - потому что это и так все знают - зачем еще про это и писать? Потом сказал, что должен посмотреть, что я наснимал. Взял камеру, и пошел в свою будку. Минут через 10-15 вышел, сказал, что он только посмотрел. Потом записал себе мое имя и номер водительских прав, и сказал: аку мушкеле. No problem!" Потом еще пояснил, что можно снимать все, что угодно, кроме вверенного ему объекта. Я отъехал и посмотрел в камеру на свои съемки. Там все было на месте, только аккуратно стерта та часть, где в кадре появлялись дома жен эмира.

Потом прошло довольно много времени, но в зиндан меня не посадили, и из страны не выслали.

Значительно позже выяснилось, что мне выписали штраф в пять динаров за "неправильную парковку автомобиля", и отправили его в Traffic Department (по-нашему, "ГАИ"). Через пять месяцев, при очередном обращении в Traffic Department, с меня автоматически взыскали этот штраф, поскольку он был просто занесен в компьютер, и никто никогда не собирается разбираться, почему и зачем. Теоретически можно пробовать оспорить штраф неизвестного происхождения. Но такое мероприятие потребует 6-8 месяцев непрерывных хождений, разговоров на полу-арабском языке, и прочей нервотрепки. И неизвестно, чем закончится эта процедура. Во всяком случае, времени и нервов на нее уйдет динаров на 100 или 200.



[Предыдущий]

[Содержание]

[Следующий]

Статистика посещений начиная с 16 октября 2009 года
free counters